Духовное зерно

Извлечение духовного зерна, постижение первопричин и последствий – это и есть миссия словесности, которой государство обещало помочь в официально объявленном Году литературы. Получилось ли это в
полной мере?

Нет программы

Хочу напомнить, что идея проведения Года литературы родилась в ноябре 2013 года на Литературном собрании, которое провёл лично президент. По итогам первого Российского литературного собрания Владимир Путин утвердил ряд поручений Правительству страны, Администрации президента и даже МИДу России. Главное из них – организация федерального Фонда поддержки отечественной литературы. Он так и не был создан, не появилась и полновесная Федеральная программа книгопечатания, куда вошли бы лучшие издания, посвящённые 70-летию Победы, юбилеям классиков и писателей-современников (достаточно назвать 200-летие со дня рождения поэта Петра Ершова, 120-летие Сергея Есенина, 100-летие Константина Симонова, Вероники Тушновой, поэта-песенника Михаила Матусовского, певца Брестской крепости Сергея Смирнова. Кстати, на официальном сайте Года литературы есть 75 лет со дня рождения Иосифа Бродского, 75 лет со дня рождения Григория Горина, но нет 80-летия детскому и юношескому писателю Альберту Лиханову, тонкому лирику Василию Казанцеву или 85 лет ветерану критического цеха Игорю Золотусскому. Разные имена и заслуги, но надо было всё собрать, выстроить, достойно издать таким тиражом, чтобы это централизованно ДОШЛО до массовых библиотек. Не было скрепляющей идеи и целевого финансирования многонациональной литературы – это факт. Особо надо сказать, что при всех разговорах о подъёме патриотизма русские писатели-государственники так и не получили поддержки, скорее, по-прежнему привечали представителей либерального лагеря. «Какая разница!» – скажет кто-то, ведь и тут литература. Да, написаны на русском языке и унижающая нас книга новоиспечённого нобелевского лауреата Светланы Алексиевич «Время секонд-хэнд», и отвратительно-пугающая книга раскручиваемого Дмитрия Глуховского «Метро 2035». Но «Быть русским – значит не только говорить по-русски. Но значит воспринимать Россию сердцем…» – напоминал в своё время Иван Ильин. Но даже изданная литература всё труднее доходит до читателя.

Один из ярких борцов за сохранение книжных магазинов – генеральный директор сети книжных магазинов «Московский дом книги» Надежда Михайлова – по странным и необъяснимым причинам не была допущена на заседание оргкомитета по Году литературы, где собиралась выступить с весьма острым докладом… Вот что она говорит: «В России есть всё – и великие авторы, и многовековое литературное наследие. И желание читать, как это ни парадоксально, осталось. Нет только одного – возможности со всем этим богатством знакомиться. Как известно, издревле существовало два канала книгораспространения – библиотеки и книжные магазины, которые исторически считались просветительскими и культурными центрами. Сегодня ничего не изменилось, только добавился ещё один канал – книжная интернет-торговля. Однако стоит иметь в виду, что около 80 % книг по-прежнему распространяется через магазины, 10 % – через интернет-торговлю и 10 % – через библиотеки.

Поэтому сегодня вновь возникает вопрос: относится ли книжная торговля к области культуры? Или же в этом определении первично понятие «торговля»? Год литературы, увы, стал торжеством торговли. Взлетевшая арендная плата заставляет закрывать книжные магазины один за другим, появляется низкопробное чтиво в супермаркетах, но привычные книжные – закрываются. Есть исторические малые города, где их не осталось вовсе! Вот лишь краткая статистика, наглядно демонстрирующая этот печальный процесс: «За два года в России закрылось более 1000 книжных магазинов. В результате по всей стране их осталось не более 1500 – на 143 млн населения, то есть примерно 1 магазин на 100 000 человек. Если бы подобное соотношение было с продуктовыми магазинами, мы бы умерли с голода или случилась бы революция. Но никаких народных волнений по этому поводу не наблюдается. Во Франции с населением примерно 65 млн человек книжных магазинов – 3500».

Горят и закрываются

Что ещё не сделало правительство главного и системообразующего? Не поддержало литературно-художественные журналы, хотя такая проблема в разговорах писателей с президентом Путиным постоянно поднималась. Ведь это – особый, чисто российский не только литературный, но и культурно-образовательный феномен. Испокон веков именно в них и формировалась национальная идея, концентрировалась лучшая отечественная словесность. Теперь журналы терпят крах. Беседовал с редакторами «Нашего современника» Станиславом и Сергеем Куняевыми, они в тревоге: столько бились, чтобы библиотеки, особенно в провинции, выписывали журнал (где-то и понимающие губернаторы помогали), и вдруг библиотеки стали закрываться, гореть!

Тысячи безвозвратно утраченных ценнейших рукописей и изданий уникальной библиотеки ИНИОН перестали существовать, уничтоженные огнём. Эту трагедию учёные окрестили «культурным Чернобылем». «Ну вот, теперь точно известно, что вместе с ИНИОНом сгорела почти вся библиотека нашего Института славяноведения РАН, – сообщал один из блогеров. – Институт лишили помещения для библиотеки ещё в начале 1990-х, так что моё поколение в ней так и не поработало. Академии нужно было как-то выживать, так что помещения надо было сдавать всяким фирмам, и для библиотеки места уже не было. ИНИОН тогда согласился складировать её у себя, хотя и в совершенно ненадлежащих условиях – но что поделать, её надо было просто спасать. До последнего времени была надежда, что ящики с книгами в значительной части были в другом помещении. Но нет. Это была одна из самых богатых по уникальным изданиям славистических библиотек мира».

Оптимизация библиотек прокатилась по ряду учебных заведений, включая столичные ВУЗы, сотрудники которых спасали книги, забирая их домой. Продолжает сокращаться число муниципальных библиотек. На конец 2012 года их было 39 969, а ещё в 2002 году – 48 697. За 10 лет сокращение составило 18 %. Тенденция продолжилась и в «литературном году». Да ещё оптимизация принесла новую напасть: именно в Году литературы стали сливать детские библиотеки, присоединять к взрослым. К настоящему моменту в Ленинградской и Воронежской областях закрыто по 15 детских библиотек, в Чувашии и Татарстане по 10, в Пермском крае 7 и т. д. (данные РГДБ). И это при том, что дети составляют 33–35 % от общего количества посетителей библиотек, а на селе 40–45 %.

Беда пришла и на Вологодчину. В последние годы гибли сначала сельские, а потом и небольшие городские библиотеки и филиалы, но грянул гром и в Вологде – власти решили закрыть Вологодскую областную юношескую библиотеку им. В.Ф. Тендрякова, одну из первых и старейших юношеских библиотек России (в 2014 году учреждению исполнилось 75 лет со дня основания). В открытом письме коллектива Вологодской областной юношеской библиотеки имени В.Ф. Тендрякова к общественности говорится:

«Мы понимаем непростую политическую, экономическую ситуацию в стране, в области и в мире в целом. Действительно, процессы оптимизации, происходящие в стране повсеместно, вызваны объективными причинами, и неэффективно работающие учреждения должны быть ликвидированы. Но как можно объяснить вологжанам закрытие одной из самых успешных, эффективно работающих библиотек области, по мнению многих, какой является областная юношеская библиотека имени В.Ф. Тендрякова?» Да кого в наше время интересует успешная просветительская работа? Оптимизировать, сократить, передать на коммерческие цели – вот главный девиз!

Сокрушительный удар не пощадил и толстые литературные журналы. Как раз в конце Года литературы группа общественности ведёт кампанию в защиту журнала «Москва». «Легендарный журнал “Москва”, один из флагманов отечественной культуры, на страницах которого не раз появлялись произведения всемирного значения, такие как “Мастер и Маргарита”, безо всякой причины хотят выставить на улицу, – сообщается в созданной для сбора подписей петиции. – Журнал долгие годы безукоризненно выполнял все материальные обязательства, связанные с арендой, однако департамент городского имущества прислал письмо-уведомление об отказе от договора-аренды. «Договор считается прекращённым по истечении 3 месяцев с момента отправления настоящего уведомления. Нежилое помещение по указанному адресу необходимо освободить не позднее 14 дней с момента прекращения действия настоящего Договора… В случае невыполнения указанных требований в установленный срок Департаментом будут приняты меры по освобождению помещения». Однако в конце октября мэр Москвы Сергей Собянин отозвал отказ от договора-аренды, и, таким образом, редакция журнала «Москва» продолжает работать в помещении на Арбате.

Само собой, не обошёлся Год литературы без глубокомысленных инициатив в области реформирования школьной программы. Ещё весной комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы совместно с Российским книжным союзом озвучили планы по «патриотизации литературы», – сообщал «МК». В ходе обсуждения депутат Госдумы Ярослав Нилов предложил убрать из школьной программы романы Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и М.А. Булгакова: «Школьную программу нужно кардинально пересматривать. По себе могу сказать – в 9-10 классах сложные философские вопросы проходить рано! Изучать “Войну и мир”, “Преступление и наказание”, Булгакова и прочих – сложно и рано! Их изучение – это, по сути, навязывание подросткам тех мыслей и идей, которые вынес из этих произведений учитель».

Что ж, действительно, к чему нам Достоевский и Толстой, которые будят совесть, напрягают душевные силы, требуют трудных раздумий. Да, не сразу можно осилить гениев, но ведь прав гениальный поэт и редактор Некрасов: «Литература не должна наклоняться в уровень с обществом в его тёмных или сомнительных явлениях». А у нас её – наклоняют, говоря на тюремном сленге, собираются низвести на свой уровень власть и деньги имущие.

Но духовное зерно посеяно глубоко! Год литературы это тоже, к счастью, доказал.

Александр Александрович МОСКАЛЁВ

оригинал: http://www.russdom.ru/node/9021

Добавить комментарий